О знакомствахОтношения

Позднее раскаяние

Клим Кузьмич переживал не лучшие времена в своей жизни. Полгода назад стукнул его инфаркт, да так неожиданно. Утром почувствовал себя плохо. Жена измерила давление и вызвала скорую. А через три часа он уже был на операционном столе в областной больнице, где ему фактически спасли жизнь, поставив стент на сердечный сосуд. А еще через два месяца — операция на открытом сердце, которую он в свои 73 года перенес довольно терпимо, и сейчас шел на поправку. 

Все это время жена не отходила от него, нянчилась, как с малым дитем. Мыкалась с ним по больницам, ухаживала после операции, оградила его ото всех забот. Всю работу по дому взяла на себя. А работы в большом доме и на приусадебном участке было немало. Но Валентина была хорошей хозяйкой, дом содержала в чистоте, участок — в образцовом порядке, а в погребке у нее все полки были заставлены соленьями да вареньями. Несмотря на пенсионный возраст, она еще и работала, пользовалась уважением в коллективе. 

В душе Клим Кузьмич, конечно, это ценил, но на слова был скуп. Супруга была моложе его на десять лет. С годами он стал занудлив и педантичен. За многие годы совместной жизни привык к тому, что она у него умница и красавица, принимал это как должное. После болезни вообще сосредоточился на себе любимом. 

…Приближался день рождения Клима Кузьмича. За день до этого стал он собираться на прогулку, да посетовал, что ботинки жмут, потому что после операции ему приходится обматывать ноги эластичными бинтами. Жена проворно вышла в сени и принесла новые валенки, которые приготовила ему в подарок на день рождения, — свободные, как раз по ноге. 

«Надевай и носи на здоровье, дарю на день рожденья!» — с улыбкой вручила ему. «Зачем же, — недовольно ответил Кузьмич, — день рождения ведь только завтра. Есть же определенный порядок, когда подарки дарить». Валенки отставил в сторону, с трудом натянул ботинки и вышел. 

Валентина очень обиделась. Еле дождалась мужа с улицы и высказала ему все в лицо: что она хотела как лучше, а он — черствый, неблагодарный, занудливый старик, заевшийся и забывший слово «спасибо». Что он думает только о себе, никогда не поддерживает ее ни словом, ни делом, не ценит ее заботы. И еще много чего, что накипело в душе. 

Клим ничего не ответил, наверное, потому что возразить было нечего. Да и не ожидал он такого от спутницы жизни. Обычно она была спокойной и сдержанной, скандалов не любила. А тут вдруг такой выпад! От неожиданности он сел в кресло и задумался… 

Познакомились они много лет назад в клубе на концерте. Она — студентка, он — выпускник училища, но уже отслуживший в армии. Это была любовь с первого взгляда. Клим и сейчас помнит, как он ее любил: до дрожи в ногах, до исступленья, до слез. И она любила, он это чувствовал. 

Прожили вместе полвека, сына вырастили. И вроде не обижали сильно друг друга. Но куда все прежнее делось? Он и не заметил, как с годами душа зачерствела. За заботами да хлопотами растерялись чувства, появились привычка, обязанность, долг… А теперь до того дошло, что совсем перестал жену воспринимать как женщину.

 

Да ладно бы только это. Права ведь Валентина, он совсем не уделяет ей никакого внимания, и все добрые слова давно позабыл. Кузьмич подошел к зеркалу и внимательно вгляделся в свое отражение. На него смотрел седой худощавый старик с резкими морщинам на лице и суровым взглядом. Нижняя челюсть чуть-чуть подрагивала, ноги плохо сгибались в коленях. И когда он превратился в такую развалину? 

На ум пришло: а ведь Валентина могла выйти не за него, а за своего ровесника, Сашку Полетаева, который тоже на нее заглядывался. Сашка сейчас еще о-го-го какой! Здоровый, крепкий весельчак, он женился на приезжей продавщице, которая нарожала ему четверых детей, а сама стала к рюмочке прикладываться, а потом и вовсе спилась. 

Детей Сашка вырастил, а с женой по сей день мается, прощает ей долгие отлучки, из запоев выводит, сам в доме убирается и все дела по хозяйству делает. Клим как-то посоветовал ему разойтись с непутевой бабой, на что тот ответил, что любит ее, заразу. 

Как-то не по себе стало, стыдно что ли. Жалко Валентину, лишенную мужниной ласки и заботы. Чем она хуже Сашкиной бабы? И до того Клим расстроился от всех этих мыслей, что слеза прошибла.

Справившись с собой, набрал номер жены. На другом конце услышал ее взволнованный голос: «Что случилось, Клим?». 

Конечно, он же никогда ей просто так не звонил. 

«Да я, это… узнать, как ты там, когда домой придешь? Я соскучился…». 

Валентина еще раз переспросила, все ли с ним в порядке, сказала, что придет, как только закончит работу. Услышав голос жены, Клим взбодрился, повеселел. Захотелось вдруг, как прежде, взять ее на руки, прижать к себе, закружить, и целовать, целовать… Только ничего этого он теперь сделать не в силах … Поздно! 

Горестно вздохнув, старик направился на кухню, решив хоть картошки начистить к приходу жены, чтобы помочь ей с ужином.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!